до знакомства с Dvar

до знакомства с Dvar моими музыкальными пристрастиями были: the cure, siouxsie and the banshees, curve, nine inch nails, mission и nitzer ebb. после «raii» все носители с этими исполнителями покрылись толстым слоем пыли. купил я кассету у странного вида торговца, естественно на горбушке. запомнились его слова: «возьми Dvar! не пожалеешь! крышу сносит основательно!». что самое удивительное, так это то — что я, никогда ранее не покупавший дисков не известных мне музыкантов без предварительного прослушивания, купил «raii» не задумываясь! первое же включение кассеты сопроводилось выбиванием пробок. это я воспринял как намек на прослушивание такой музыки в темноте, в крайнем случае, при свечах. и в дальнейшем слушал музыку Dvar только в полумраке, при свечах. небольшое ритуально-этническое intro успевает за минуту с небольшим настроить вас в ближайшие полчаса на серьезную работу души. моя собака-ротвейлер faust — ранее не склонный к местонахождению в комнате с прыгающими от высокой громкости колонками, реагировал на Dvar странно. услышав первые аккорды из «raii», он заходил в комнату, ложился на диванчик и с заворожением слушал весь альбом. иногда при при этом засыпая, иногда вдруг вскакивая и ни с того, ни с сего начиная громко скулить. отслушав intro вы открываете окно в мир Dvar, мир неизлечимо больной, в котором нет места даже улыбке. там есть место только нездоровому смеху, которым так часто пользуется солист и который показывает высшую степень крайней безысходности. немного существует в природе альбомов сродни «raii», которые могут создать в доме в считанные минуты такую зловещую атмосферу. руки сами по себе, не слушаясь головы, ищут веревку и мыло. к третьей композиции под названием «schraai» мозг уже тоже осознает, что руки были правы. от рукоприкладства спасает только желание дослушать остальные песни. следующая композиция «ud rah» более ритуальная и состоящая из истеричных заклинаний на древнем языке, известном только Dvar. язык действительно очень странный, но в нем чувствуются древне-немецкие корни, может быть тот диалект, на котором поет солист группы, и породил современный немецкий язык? пятая вещь — своего рода баллада, мелодия которой отдает ностальгическими нотками. слушая ее, в мозгу за какие-то считанные доли секунд проносятся все главные события, произошедшие с тобой в этой жизни. я слышал, что так происходит при клинической смерти: ты попадаешь в длинный черный тоннель и летишь по нему с огромной скоростью к яркому свету, маячащему впереди. яркий свет — это и есть «raii». после финального эпилога, представляющего собой низкочастотный нойз с магическими заклинаниями, долгое время не можешь прийти в себя. и больше уже и не придешь: не придешь в себя такого, каким ты был до прослушивания Dvar. а ведь все исполнено на примитивных простеньких аналоговых синтезаторах с драм-машинкой, местами чувствуется участие живой флейты.