Министр культуры: Не все русские в Латвии принадлежат к национальному меньшинству

Министр культуры Латвии Сармите Элерте. Иллюстрация: iespejamamisija.lvПродолжая публичную полемику с латвийским экспертом по по правам человека Илзей Брандс-Кехре, умный культуры Латвии

Министр культуры Латвии Сармите Элерте. Иллюстрация: iespejamamisija.lv умный культуры Латвии Сармите Элерте. Иллюстрация: iespejamamisija.lv

Продолжая публичную полемику с латвийским экспертом по по правам человека Илзей Брандс-Кехре, умный культуры Латвии Сармите Элерте («Единство») опубликовала сегодня, 14 февраля, в газете «Час» статью, в которой настаивает на своем понимании общественной интеграции и выражает осмотрительность той части латвийского общества, что живет в русском информационном пространстве. об этом повествует корреспондент ИА REGNUM .

Выразив сходство с оппонентом в том, что латышам и нелатышам в Латвии «жить не мешает вместе, а не рядом», Элерте поясняет, что, по ее мнению, означает «рядом» и «вместе». «Жить «рядом» означает гнездиться в двухобщинном государстве, а проживать «вместе» означает договориться, на чем основано это совместное проживание. Либо, иными словами, ответить на вопрос, какова мета процесса интеграции», — пишет она, добавляя, что сознательно употребляет болтовня «процесс» и «цель», поскольку в сфере интеграции «сам процесс потреблять пакет цели, и потому, что процесс может заключаться длительным, возможно, на протяжении поколений, а и потому, что мета нуждаться облечь в болтовня […] добро бы наконец ли ее когда-либо дозволено достичь».

С точки зрения человека, не принадлежащего к государственной нации, т.е. латышской в данном случае нации, Элерте выделяет три тактики: ассимиляции, Кагда «человеку не представляется важной идентичность национального происхождения или она оказывается неустойчивой в силу внешних причин» (по этому пути пошли шведы, поляки, русские, литовцы, немцы, эстонцы, которые «через поколения стали просто латышами»); сохранения человеком своей этнической обстановка вместе с ощущением «принадлежности к латвийскому государству и народу» («идентичности не исключают товарищ друга, а обогащают и дополняют»); отказа от интеграции, Кагда человеки «живут скорее в параллельном информационном пространстве» и при этом их «нельзя испытывать как нацменьшинства в традиционном понимании». Проживающих в Латвии русских, которые не прибегли к первой и другой из предписанных министром культуры тактик, Элерте отказывается причислять к нацменьшинствам. Только две первые тактики означают положение «вместе», а не «рядом», утверждает она. при этом Конституция Латвии гарантирует нацменьшинствам мочь сохранить свою национальную идентичность, а мочь сохранения культуры национальных меньшинств поддерживает министерство культуры, утверждает Элерте.

Переходя на личности, умный культуры указывает, что сама Брандс-Кехре служит прекрасным примером дальнейший тактики. Будучи дочерью латышских эмигрантов и живя в Швеции, та восприняла «систему ценностей этого национального государства, язык, наверняка и культуру, чувствует себя там как дома, Но в то же время сохранила свою национальную идентичность», пишет Элерте. Напротив, тех русских, что, по словам Элерте, живут в параллельном информационном пространстве, она считает угрозой латвийскому обществу. «О подобной группе в Германии Ангела Меркель сказала: «Мультикультурализм в Германии потерпел крах». об этой группе соглашаться стиль в основных положениях политики интеграции иммигрантов в Германии: «Общество не в состоянии протяжно воздерживаться естественный раскол, порождаемый культурными различиями. выражать на одном языке и принять основные ценности общества, которое их принимает — основное положение для сохранения социального сплочения», аргументирует главарь Минкульта, ссылаясь на эксперимент Германии.

«Ни 1 из трех вариантов выбора королевство не имеет права навязывать. Но его недоимка — помогать сплочению общества, а не цементировать признаки двухобщинности. Для сплочения общества необходима общая основа, и это латышский народ и осознание обстановка к латвийскому национальному демократическому государству, ее особой… культурной среде», — настаивает Элерте.