Замдиректора латвийского Антикоррупционного ведомства подозревают в "прикрытии" друзей

По меньшей мере в четырех случаях подчиненные заместителя директора латвийского совет по предотвращению и пресечению коррупции (БПБК) Юты Стрике отказались агитировать уголовное спор в отношен

По меньшей мере в четырех случаях подчиненные заместителя директора латвийского Бюро по предотвращению и пресечению коррупции (БПБК) Юты Стрике отказались агитировать уголовное нужда в отношении близких друзей своей начальницы. об этом сегодня, 14 февраля, повествует портал ves.lv.

В СМИ уже сообщалось о тесных связях Стрике с семьями политиков Юриса и Петериса Винькелисов (» согласие «). при этом Стрике в своих публичных выступлениях в высшей степени остро реагировала на вопросы о личных связях, заявляя, что в ее биографии нет темных пятен. В передаче телеканала ТВ3 Nek personga («Ничего личного») она и достаточно эмоционально пыталась убедить аудиторию, что ее тесная согласие с семьями Винькелисов ни в коем случае не означает, что она стала бы и в своей профессиональной деятельности недавно живот полагать либо лоббировать интересы друзей. В случае, если бы какие-то решения пришлось пить в отношении Винькелисов, Стрике, по ее словам, не стала бы этого делать, а препоручила вынести приговор другим сотрудникам БПБК.

Однако поступившие в приказ СМИ документы, свидетельствуют: в 2007 году, Кагда Юрис Винькелис занимал должность исполнительного директора Видземского предместья Риги, на него в БПБК поступили двое заявления. По обоим было признано, что в сделках, названных заявителем сомнительными, ни Винькелис, ни его семья не получили каких-либо выгод, по-этому их отрицание назвать противоправными либо свидетельствующими о злонамеренном использовании служебного положения. Решения были подписаны не Стрике, а ее подчиненными. сам-друг заявления на Яниса Винькелиса были получены БПБК и в 2009 году, при этом автором одного была Генпрокуратура, а второго — точный начальник Риги. Изучив полученные документы, сотрудники БПБК, как и двумя годами ранее, отказали в возбуждении уголовного дела. Формально Стрике и здесь не при чем — тексты окончательных решений в 2009 году, как и в 2007 году подписал тогдашний и.о. начальника БПБК Алвис Вилкс, что на тот момент был ее непосредственным начальником.

Как сообщало ИА REGNUM ранее, в приказ газеты Neatkarg Rta avze попали сведения, свидетельствующие о «российском прошлом заместительницы начальника совет по предотвращению и борьбе с преступностью Юты Стрике». По сведениям издания, на рубеже 1980-1990-х годов Юта Стрике нить под именем Анны Потаповой. дружно с отцом Юрием Потаповым и другими членами семьи Анна проживала в Добеле, кроме переехала в Москву, где с отличием закончила среднюю школу. Туманными представляются изданию и обстоятельства получения латвийских документов отцом Стрике. Его паспорт, якобы, не был внесен ни в 1 регистр либо базу данных, что наводит на идея о документах для спецагентов. Тем не менее никаких проблем с ними не возникло. Уже в середине девяностых благодетель Стрике спокойно проживал в Латвии и работал в Латвийском военном музее.